Пушкин и митрополит Филарет (епископ Ревельский)

размещено в: Публикации, Статьи | 0

«И ныне с высоты духовной
Мне руку простираешь ты,
И силой кроткой и любовной
Смиряешь буйные мечты.»

/А. С. Пушкин, «Стансы»./

Такого еще не было в русской истории и в русской литературе. Диалог, в который вступил первый поэт России Александр Пушкин и Первоиерарх Русской Православной Церкви митрополит Московский Филарет, стал уникальным и беспрецедентным явлением в духовной жизни. Этот поэтический диалог спустя годы был по праву назван «мировоззренческим».

О духовной силе слова в одном из своих писем митрополит Филарет писал: «Слово человеческое может быть изострено, как меч, и тогда оно будет ранить и убивать, и может быть умягчено, как елей, и тогда оно будет врачевать». Признавая власть слова над пишущими и читающими его, Владыка писал, обращаясь к литераторам: «Злоречие, которое, как некоторые думают, исправляет зло, не есть верное для сего средство. Зло не исправляется злом, а добром… Описанием порока нельзя очистить людей от порока… Изобразите добродетель в ее неподдельной истине… в ее небесной красоте…»

Очень важно отметить, что авторитет митрополита Московского Филарета в первой половине прошлого века был высочайшим, особенно в среде образованных, мыслящих людей того времени. Так, именно к архимандриту Филарету, тогда ректору Санкт-Петербургской Духовной академии, обратился в 1814 году Г. Р. Державин, патриарх поэзии русской, с просьбой быть посредником между ним и духовной цензурой в связи с изданием оды «Христос». Основатель и директор Императорской публичной библиотеки А. Н. Оленин также пригласил выступить на торжествах, посвященных открытию библиотеки, архимандрита Филарета. М. М. Сперанский ставил слог Филарета наравне со слогом Н. М. Карамзина, а сам Карамзин в 1820 году спешил сообщить И. И. Дмитриеву: «Филарет благословил меня усердно». Знаменательно, что некоторые декабристы прочили Владыку Филарета во Временное правительство. Так, Батенков признавался: «Я говорил Рылееву, чтоб не избирать Сперанского, а лучше одну духовную особу, а именно архиепископа Филарета, яко лицо почтенное и уваженное».

Митрополит Московский и Коломенский, епископ Ревельский Филарет был наделен от Бога многими дарами.Современники отмечали, что слово Владыки было «золотым», лучшие умы России признавали его необыкновенный проповеднический дар, логическую строгость и красоту его мысли. Труд размышления Владыка признавал как долг и задачу каждой христианской личности.

Стихотворение «Дар напрасный, дар случайный…» написано Пушкиным в состоянии глубочайшего духовного кризиса в мае 1828 года. Оно было опубликовано в «Северных цветах» в конце 1829 года и называлось «26 мая 1828 г.» /день рождения поэта/. Позже, со слов самого митрополита Филарета, стало известно, что это стихотворение Пушкина привезла Владыке Елизавета Михайловна Тизенгаузен-Хитрово. Мрачная безысходность(гибель друзей – декабристов), о которой искренне и горько исповедовался поэт, тронули сердце митрополита. Владыка не мог оставить без ответа и помощи зов исстрадавшейся души, которая ему открылась. Всегда ценивший независимость мысли, верной во всем истине Христовой, мысли, творчески созидающей, преодолевающей множество искушений, митрополит Филарет ответил Пушкину в форме поэтического и духовного благословения. При этом Владыка обратился к поэту как к человеку Богом избранному, призванному к высокому служению:

«Не напрасно, не случайно
Жизнь от Бога мне дана,
Не без воли Бога тайной
И на казнь осуждена…
Вспомнись мне, забвенный мною!
Просияй сквозь сумрак дум –
И созиждется Тобою
Сердце чисто, светел ум».

Пушкин прочитал ответ митрополита Московского Филарета в январе 1830 года, и буквально сразу же поэт пишет свои знаменитые «Стансы», которые современники называли «Стансами к пастырю церкви». В начальном пушкинском варианте последние строки заканчивались так:

«Твоим огнем душа согрета
Отвергла мрак земных сует,
И внемлет арфе Филарета
В священном ужасе поэт».

Эти строки по требованию цензора Пушкин вынужден был видоизменить:

«Твоим огнем душа палима
Отвергла мрак земных сует,
И внемлет арфе Серафима
В священном ужасе поэт».

Тайна жизни у Бога, и чем значительнее внутренняя жизнь человека, тем она малодоступнее – все это с полным правом можно сказать о великом русском поэте. И как легко подменить Божию тайну. Пушкин очень долго шел к истинной вере. Волею Промысла поэт преодолевал и изжил в себе грех безверия.

Еще в Михайловском /1824-1825/ Пушкин в одном из своих писем к княгине Вере Федоровне Вяземской писал: «В глубине души я помышляю о Боге, душа моя испытывает духовную жажду, я ищу Его, но не хочу, чтобы об этом кто-либо знал». О долге христианского служения напоминали поэту многие любившие его, ценившие его талант и призвание. Это были не только старшие по возрасту Карамзин, Жуковский. Лицейский товарищ Пушкина князь Александр Горчаков когда-то сжег антиклерикальную балладу «Монах», написанную четырнадцатилетним Пушкиным. Князь Горчаков не входил в круг самых близких друзей поэта, но в 1825 году именно Горчакову читает Пушкин своего «Бориса Годунова», тем самым как бы вступив в диалог «поэт и общество». Ведь Горчаков был дипломатом, а значит человеком государственным. (Будучи по своим убеждениям верным монархии и государственности, Горчаков на предложение вступить в тайное общество декабристов ответил как христианин: «Благие цели никогда не достигаются тайными происками».)
Книги, письма, встречи… Господь открывал себя ищущему Его. Встреча с митрополитом Московским Филаретом была одной из важнейших, она окончательно укрепляет Пушкина в вере, в высоком служении и христианском смирении. Последние строки филаретовского послания решали, по сути, вопрос всей жизни поэта:

«Вспомнись мне, забвенный мною,

Просияй сквозь сумрак дум,

И созиждутся Тобою

Сердце чисто, светел ум».

 

Н. В.

 

* * *

 

         Святитель Филарет /в миру Василий Михайлович Дроздов/ родился в 1782 г. в семье дьякона, впоследствии священника, в Коломне.

Сначала учился в Коломенской семинарии, а с 1800 г. – в Троицкой лаврской семинарии. По окончании ее, в 1803 г., Василий Дроздов был оставлен для преподавательской работы.

В 1807 г. митрополит Платон /Левшин/ побудил Василия Дроздова принять монашество и сам постриг его осенью 1807 г.

В 1808 г. иеродиакон Филарет из Троицкой лавры был вызван в С.-Петербург и назначен инспектором С.-Петербургской духовной семинарии, стал профессором философских наук.

В 1812 г. архимандрит Филарет становится ректором С.-Петербургской Духовной академии, при его участии основано «Библейское общество».

В 1813 г. архимандрит Филарет избран членом «Беседы русского слова».

В 1817 г. Филарет назначен викарием Петербургской епархии и получает сан епископа Ревельского, становится членом Святейшего Синода.

В 1820 г. Владыка Филарет становится архиепископом Тверским.

С 1821 по 1867 гг. – служение митрополита Филарета на Московской кафедре.

 

Святитель Филарет почил в Боге 19 ноября 1867 г. В Москве говорили: «Другого Филарета уже не будет».

В 1994 г. – митрополит Московский и Коломенский, епископ Ревельский Филарет канонизирован в лике святых Русской Православной Церковью.

 

* * *

 

Молитвами святителя Филарета, Господи Иисусе Христе Боже наш, помилуй нас.

 

* * *

 

РИЖСКИЙ ФИЛАРЕТ

 

Епископ Рижский Филарет II /1824-1882/ был одним из первых, кто прокомментировал духовно-поэтический диалог А. С. Пушкина и митрополита Московского Филарета. Проповедь, произнесенная епископом Рижским Филаретом II в день памяти поэта 6 июня 1880 г., была опубликована в год столетия Пушкина в «Рижском вестнике» 26 мая 1899 г. Владыка Филарет обратился к прихожанам кафедрального собора Святых Петра и Павла /ныне зал «Аве сол»/ в день, когда в Москве на Страстной площади состоялось торжественное открытие памятника А. С. Пушкину.

«Люди, смотря на жизнь, часто не находят в ней ни радости, ни утешений, ни блага, ни счастья, ни цели, ни смысла. И нередко предпочитают ей смерть. Очевидно, эти  люди заблудившиеся, сбившиеся с настоящего пути жизни. Им бы нужны помощь, руководство… Но вот что особенно ужасно в наше время: эти люди не признают никаких авторитетов, для них невыносимо всякое руководство, а тем более духовное. Прислушайтесь, други мои, так ли судил наш знаменитый, незабвенный поэт Александр Сергеевич Пушкин.

В то время, когда постигло его разочарование, ему исполнилось тридцать лет. Обычно это период полного разгара человеческих страстей. А между тем с каким благоговением склоняется он перед святителем, дающим ему вразумление и наставление. Пушкин смог оценить ту заботу, которую проявил высокий иерарх по отношению к его душе, и ответил ему замечательными «Стансами»:

«Твоим огнем душа согрета,

Отвергла мрак земных сует:

И внемлет арфе Филарета

В священном ужасе поэт».

Многому учимся мы у нашего поэта А. С. Пушкина. Учимся говорить, мыслить, чувствовать и понимать. Поэтому так важно сегодня сохранить память о нем для наших потомков».

 

* * *

 

Епископ Рижский и Митавский Филарет II родился в Воронежской губернии. Получил высшее богословское образование в Киевской Духовной академии. С 31 декабря 1877 года возглавил служение на Рижской кафедре. Особое внимание уделял воспитанию православной молодежи. Неустанной заботой и попечением Владыки Филарета были православные школы во всех рижских приходах. Епископ Филарет читал лекции в Рижской духовной семинарии. В 1882 году его не стало, кончина была внезапной, предполагали даже, что епископ Филарет был отравлен недоброжелателями. Владыка был похоронен в рижском Петропавловском соборе. «Бывают странные сближения…»

Пушкин всегда стремился быть искренним и с самим собою, и со своим читателем. Искренность сердца порождала в нем и смирение, а смирение возвышало его и его творчество, к которому Пушкин питал поистине религиозное благоговение. Внимая «сладким звукам» небес и созерцая сияние божественной красоты, он в эти минуты «молился» сердцем, и свободный и счастливый радовался своему духовному полету…

 

Глава из книги «Бывают странные сближения»

Оставить ответ