Открытие памятника к 2010 году поэта (22 августа 2009г.)

размещено в: Памятники, Публикации | 0

Александр Сергеевич, не покидайте нас!

Памятник Пушкину прописался в Риге
Так уж случилось, что при жизни Александру Сергеевичу не довелось побывать за границей, он был, как бы сейчас сказали – не выездной. Царская власть не жаловала мятежного поэта, и совсем не доверяла ему. Оттого он никогда не выезжал за пределы России-матушки. (Хотя Прибалтийский край это была российская империя тогда, но в Ригу все равно на выезд разрешения не дали.) И лишь в своем бронзовом воплощении, уже в наши времена, Пушкину удалось навеки поселиться во многих странах мира. Сегодня более 300 памятников гению русской поэзии установлено в Вене, Брюсселе, Риме, Мехико, Мадриде, Шанхае, Черногории… . Японии-сразу два памятника Пушкину. В Америке в Нью-Йорке, на Кубе…и т.д. Такого не удостоился ни один деятель мировой литературы.
Мечты сбываются

В августе с.г. бронзовая скульптура А.С. Пушкина, работы замечательного автора многих интереснейших работ в мире Александра Таратынова, прописалась и в Риге – как дар Москвы столице Латвии к 808-й годовщине города. На открытие памятника в живописном рижском парке Кронвалда, (где в 1899 году проходил Пушкинский бульвар, а ныне бульвар Кронвальда) собралось много людей, почитателей русской поэзии. Было море цветов. Яркое солнце над Ригой напоминало, что ставим памятник поэту, которого называли «Солнцем русской поэзии». Праздничное мероприятие открыл председатель Пушкинского общества Латвии Леонид Ленц, сердечно поблагодарив всех, кто помог в осуществлению этого проекта и правительство Москвы и мэра города Риги Нила Ушакова. Официальную делегацию из Москвы возглавлял префект Центрального административного округа Алексей Александров. И вот она долгожданная минута! Пронзительно — торжественно в тишине зазвучала скрипка и белый покров с пушкинской статуи, под музыку пушкинского романса Г. Свиридова, который снимали вмести — Алексей Александров и мэр Риги Нил Ушаков упал к ногам поэта.

Здравствуй, Александр Сергеевич!

Молодой рижский градоначальник, вступивший на эту должность после победы партии Центр Согласия на выборах 6 июня с.г., кстати это день рождения А. С. Пушкина, сердечно поблагодарил москвичей за замечательный дар, который, наверняка, сделает столицу Латвии еще красивее и лучше.

Далее Чрезвычайный посол РФ в Латвии Александр Вешняков (вы обратили внимание, сколько раз уже звучало это имя Александр? И это еще не конец! «Бывают странные сближенья», — говаривал сам Пушкин…), сказал, что в этот день открывается не просто памятник русскому поэту, но и открывается новая страница отношений между нашими странами. Через две недели руководство Рижской думы посетит с официальным визитом столицу России, чтобы принять участие в открытии Рижского парка в Москве. Мечты

сбываются, отметил посол, и отныне Александр Пушкин, который так и не смог побродить по Риге, о чем он всегда мечтал, стал не просто гостем Риги, а гостем с постоянной пропиской в латвийской столице. А потом звучали бессмертные пушкинские строки в исполнении российского посла:
«И долго буду тем любезен я народу.
Что чувства добрые я лирой пробуждал..»

Передавать детям и внукам

Знакомые многим с детства стихи в этот праздничный день читали все выступающие. Но думаю, не ошибусь, если скажу, что больше всего благодарную публику поразил своей пламенной речью Высокопреосвященнейший Митрополит Рижский и всея Латвии Владыка Александр (да-да, он тоже тезка гениального поэта).. Как архипастырь православной церкви, к которой принадлежал и Александр Сергеевич Пушкин, Владыка напомнил о сложнейшем периоде в судьбе поэта, когда он полностью разочаровался в жизни и уже не видел в ней смысла.

« — Вот и сегодня кругом все только и говорят о кризисе, в обществе преобладают упаднические настроения, люди тоже не видят смысла в жизни. Что ж, почитайте Пушкина, — призвал митрополит. – Да, это он в очень горькую минуту написал:

«Дар напрасный, дар случайный, Жизнь, зачем ты мне дана? Иль зачем судьбою тайной Ты на казнь осуждена?..» Когда эти строки попали к первому русскому иерарху свт. Филарету Московскому (Дроздову), тот почувствовал, что Пушкин, чья поэзия вдохновляла на жизнь множество сердец, сейчас сам находится на краю гибели. И тогда святитель Филарет сам берется за перо и в журнале «Звездочка» отвечает ему тоже в стихах: Не напрасно, не случайно Жизнь от Бога нам дана, Не без воли Бога тайной И на казнь осуждена. Сам я своенравной властью Зло из темных бездн воззвал, Сам наполнил душу страстью, Ум сомненьем взволновал… Прочитав это воззвание, поэт глубоко задумался… И это было началом его духовного очищения. Когда на смертном одре произошло таинство покаяния, престарелый священник Петр вышел от умирающего поэта со слезами на глазах: «Я никогда еще не слышал, чтобы кто-нибудь так искренне исповедовался и каялся!» — сказал он. Последние слова Александра Пушкина были обращены к Божьей матери, чей образ висел в углу его комнаты: «Свет, я вижу свет! Неужели ты Сама пришла за мной – грешным?..» Так будем же и мы учиться у великого поэта, будем читать и почитать его, и передавать это детям и внукам!»

Владыка принес низкий поклон автору памятника скульптору Александру (как же могло быть иначе!) Таратынову. И признался, что накануне весь вечер читал стихи Пушкина и нигде не нашел ни одного плохого слова по отношению к другим народа и нациям:
Ведь Пушкин русский и мировой!

— В Пушкинской поэзии нет вражды, и это созвучно моей душе и моему сердцу, — отметил Митрополит Латвии в заключение своей речи. – И – спаси вас всех Господи!

Жить по совести

И вот, наконец, к микрофону подходит человек, которого можно назвать одним из главных генераторов пушкинского проекта в Риге – сопредседатель Пушкинского общества Латвии, радиожурналист Светлана Видякина. Для нее, как и для ее мужа, председателя общества, Леонида Ленца, актера театра Русской драмы, это один из самых знаменательных дней в жизни.

— Как известно, Александр Сергеевич Пушкин был потомком 12 русских святых и потому сегодня и небо над нами чистое, и солнце светит яркое, и хочется говорить стихами, — с радостным волнением в голосе произнесла Светлана. Мы видим в правой руке у статуи Пушкина перчатки – как символ того, что и в наши дни продолжается дуэль на духовном уровне с бесчестными и темными силами. И пусть это будет напоминанием для нас: жить надо по совести. Так нам завещал Александр Сергеевич Пушкин!

Когда торжественно грянул пушкинский вальс Г. Свиридова сотни благодарных потомков благоговейно подходили, чтобы положить цветы к постаменту, и вскоре все пространство вокруг памятника было усыпано розами, гладиолусами, гвоздиками и даже васильками… Ах, Александр Сергеевич

Это только начало, поэзия яблоня!
Вышла , чтобы в начале осеннего дня
Отыскать это солнце, что тучей ограблено
Александр Сергеевич, не покидайте меня…

… Они стояли в стороне и со счастливыми лицами наблюдали за всем происходящим – высокий седеющий мужчина и маленькая светловолосая женщина. Леонид Ленц и Светлана Видякина. Если бы не эти два удивительных человека с их неуемной энергией и любовью к русской поэзии, Рига еще бы долго ждала прихода Пушкина. А люди все подходили к микрофону и читали, читали Пушкина… «Что в имени тебе моем?…»

В Латвию они переехали в начале 90-х из Кирова, где супруги работали актерами в местном драматическом театре. Леонид- латыш, хотя и родился в Кемеровской области в городе Прокопьевске. Его родители когда-то были депортированы из Риги в Сибирь. Пришло время и семья Ленцев решила перебраться с семьей на родину предков. Здесь в Риге Ленц закончил Государственную консерваторию (театральное отделение) и вот уже

более 40 лет посвятил служению театру, из них 22 года это творческая работа в Рижском театре русской драмы им. М. Чехова. Светлана же ведущая духовной программы «Диалог» на Латвийском радио -4. И как только были решены проблемы по устройству быта, супруги сразу же взялись за организацию пушкинских поэтических вечеров, которые они до приезда в Ригу проводили и в России на Вятской земле.

— Я не могу сказать, что мы с Леонидом – пушкинисты, это слишком высокое звание, — заверяет Светлана. — Мы просто любим Пушкина, понимаем его великое избранничество на этой земле не только как поэта , но и как пророка, и таких, как мы, очень много. Вот и в Латвии живет немало преданных поклонников его творчества. На наши вечера поэзии всегда собираются полные залы людей и взрослых и школьников. Уже на протяжении многих лет мы устраиваем музыкально-поэтические спектакли и они имеют пожалуй одно главное свойство — сближать людей. Пушкин не исчерпаем и в разные годы жизни мы читаем стихи поэта каждый раз по- новому и это даже не чтение стихов, а их проживание. Мы очень бережно относимся к каждому произнесенному слову, что очень важно, когда речь идет о творчестве таких гениев, как Пушкин. В канву поэтическую всегда стараемся вводить музыку, которая становится тоже полноправным действующим лицом происходящего на сцене. С нами работали и работают такие талантливые музыканты и певцы, как Анатолий Савченко,(уже ушедший к сожалению), Роман Палисадов, Олег Орлов, Элла Опалева, Юрий Каспер, Ольга Москальонова и др.

Еще к 200-летнему юбилею Пушкина в 1999 году нам хотелось сделать нечто существенное значимое для любимого поэта. Это и многочисленные Пушкинские выставки и в Риге и за ее пределами, и встречи, и концерты, но самой давней и заветной мечтой, конечно, была мечта о памятнике.

Гете, Пушкин и Райнис

В «Рижском вестнике» за 1899 год сохранились свидетельства того, что к 100-ю со дня рождения Александра Сергеевича, уже тогда русская Рига впервые заговорила о памятнике. И именно тогда Рижское городское управление приняло решение ознаменовать Пушкинский юбилей наименованием одной из рижских улиц его именем… Так появился в Риге Пушкинский бульвар (ныне бульвар Кронвальда). И более того – в 1902 году бронзовая скульптура Пушкина во весь рост работы академика Александра Опекушина была преподнесена в дар по случаю открытия в Прибалтийском крае первого русского городского театра в Риге. Его построили всего за год при поддержке губернатора края В. Суровцева и русского купечества в стиле театральных зданий Санкт-Петербурга (ныне – это Национальный театр, и о том, что когда-то здесь располагался русский драмтеатр говорит лишь скромная табличка, установленная в 2001 г. в фойе здания по просьбе Общества гарантов театров русской драмы…)

— А скульптура была хороша! Ее установили на втором этаже в фойе театра. Но, увы, сохранилась только ее фотография, — с огорчением рассказывает Светлана. – В горниле 1-й мировой войны Пушкин из театра таинственным образом исчез… Но на фасаде театрального здания с правой стороны сохранился барельеф с изображением А.С. Пушкина. А с левой- барельеф немецкого поэта Гете, который в свое время восхищенный блистательным комментарием Пушкина к «Фаусту» подарил Пушкину свое перо.

Пушкин хранил его, как драгоценную реликвию до конца дней. А за углом этого здания висит табличка, на которой написано, что директором этого театра в течение 4 лет был латышский поэт Янис Райнис, который в 1898 году сделал непревзойденный перевод «Бориса Годунова» на латышский язык. Вот так эти три великие личности соединились на этом историческом русском здании некогда русского театра.

В 1937 году, в 100-летнюю годовщину гибели поэта, в Латвии была создана юбилейная комиссия, в которую вошли представители рижской интеллигенции – художники, актеры, учителя, журналисты, офицеры. И опять встал вопрос о сооружении в Риге памятника светочу русской поэзии. Но – не довелось, война помешала… В 1999 году в Риге по инициативе русской интеллигенции была создана тоже пушкинская комиссия по празднованию 200-летнего юбилея Пушкина. В нее вошли супруги Ленц и Видякина, посол России в Латвии Александр Удальцов, директор театра Русской драмы Эдуард Цеховал, академик Янис Страдиньш, профессор ЛУ Лев Сидяков, доктор философии Светлана Ковальчук, всенародно любимая латвийская актриса Вия Артмане, латвийский поэт Янис Петерс, директор музея «Пушкин и Балтия» Нинель Подгорная и многие другие. А Леонид Ленц возглавил эту Пушкинскую комиссию. И, само собой, речь опять зашла о памятнике…

— Вы знаете, нас пригласил к себе тогдашний министр иностранных дел Латвии Валдис Биркавс, — вспоминает Светлана Видякина. – Он не только хорошо отозвался о нашей инициативе, но и обещал выделить деньги на установку колонны с бюстом А. С. Пушкина рядом с колонной Анны Керн, которая была установлена возле концертного зала «Аве сол» в прошлом первого Кафедрального собора св. Петра и Павла. Все СМИ тогда написали, что правительство Латвии выделило на этот проект 28 тысяч латов (примерно 20 тысяч долларов). Но никаких денег нам никто так и не дал! Ох, и натерпелись же мы тогда… Вот, мол, денежки прихватили и ничего не сделали… Обидно было до слез, на себе ощутили, что такое напраслина! Но что делать? Пустили шапку по кругу и худо-бедно собрали небольшую сумму, сами вложили все, что зарабатывали с Леонидом на концертах.

Но собранных тогда средств хватило лишь на памятный камень с бронзовой головкой поэта.(скульптор Мара Калныня) Но активисты из Пушкинского общества Латвии, выросшего из юбилейной комиссии, в душе, конечно, сильно переживали и сокрушались, мечтая о памятнике, достойном великого поэта. Помню говорили: « Надежда, стой прямо!».

С божьего благословения

Отмечая традиционную Болдинскую осень в 2006 г., Светлана с Леонидом готовили выставку в Доме Москвы, там и поговорили о наболевшем с директором Юрием Силовым. Решили написать письмо от Пушкинского общества Латвии при поддержке Дома Москвы в Риге Юрию Михайловичу Лужкову. Решили так и сделали. Ответ пришел из Московской мэрии на удивление быстро. От рижан требовалось лишь получить разрешение властей на установку памятника Пушкину в Риге, а расходы по его изготовлению Москва брала на себя, обещая передать скульптуру в качестве дара городу

Риге. Поддержал наш проект Международный фонд им. Юрия Долгорукого). Низкий ему за это поклон.

Чтобы понять, насколько непросто сейчас в Латвии добиться чего-то в пользу или на благо русских, можно вспомнить печальную судьбу величественной и прекрасной во всех отношениях конной статуи Петра 1, воссозданной на личные средства одного из рижских предпринимателей Е. Гомберга еще в 2000 году и подаренной им городу. Дар не был принят, Петр 1 и по сей день стоит во дворе фирмы бизнесмена как символ непреодолимого барьера между здравым смыслом и провинциально-национальным чванством.

Пушкину повезло больше, чем российскому императору, который не только бывал в Риге, но даже заложил здесь городской парк и прекрасный императорский сад возле Двины, привез каштаны в наш город и вообще много чего хорошего сделал для латвийской столицы.

— Разрешения на установление памятника Пушкину в Риге мы добивались в течение года, — рассказывает Светлана. – Так повелось, что все наши проекты мы проводим в жизнь, заручившись благословением Митрополита Рижского и всея Латвии Владыки Александра. Он не только благословил нас на святое дело, но и обмолвился, что и сам когда-то писал дипломную работу по творчеству А.С. Пушкина. А когда в 2006 году в Риге побывал с визитом святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексей, мы и от него получили благословение! С таким мощным покровом мы уже могли ничего не бояться…

Но нельзя сказать, что все сразу же пошло гладко, хотя совет Рижской думы по памятникам и дал разрешение, спор разгорелся вокруг места. Проходили по нескольку раз все инстанции. Благодаря рижскому архитектору Микусу Лейниексу (спасибо ему большое за помиощь) подкрепили установку памятника техническим проектом. Насколько мне известно, и китайская беседка и памятники Узбекестана, и одуванчик ружбы в Юрмале были приняты как дар без всяких проектов и согласований. Непонятно почему в прессе сообщалось, что памятник незаконно поставлен? Поначалу Пушкина хотели сослать в бывший Московский форштадт, далеко от центра города. Но в итоге все сложилось так, как и должно быть – поэт поселился на берегу живописного канала в парке Кронвалда на бульваре, который до 1923 г. назывался Пушкинским — неподалеку от дома, где когда-то жила его муза Анна Керн, которая привезла в Ригу самые проникновенные стихи о любви «Я помню чудное мгновенье…» и где сейчас стоит колонна с ее бюстом. За этот год пришлось наслушаться насмешек от чиновников разного ранга. Так, один из них спросил: «Зачем в Риге памятник Пушкину – только лишь потому, что здесь жила его любовница?»

— Так ведь и это неплохо, ответила я ему! — улыбается Светлана. – Хотя, как говаривал Пушкин «мы ленивы и нелюбопытны»… А если бы больше читали, то знали бы, что в Риге жила родная сестра Пушкина Ольга в замужестве Павлищева. Здесь жил его родной дядя Василий Львович Пушкин, который вывел молодого поэта на Парнас и с Музами сосватал. В Риге жили друзья Пушкина, учителя, потомки. В церкви Петра венчалась

бабушка жены Пушкина. Да и в жизни Александра Сергеевича очень многое было связано с нашим городом, в который он рвался всей душой…

Явился в Риге

Внук Пушкина Николай Александрович (от старшего сына поэта — Александра, кавалерийский офицер) писал в Рижской газете «Сегодня» за 1936 год, что в Риге на данный момент проживают правнук Пушкина Александр Александрович с матерью и сестрами. И если даже Александр Сергеевич, не был сам в Прибалтике, то он «побывал здесь» многими своими стихами. Например в стихах «Череп Дельвига», Пушкин так подробно описал наш Домский собор. Что можно с уверенностью сказать, да он был в Риге!!

«Буян задумчивый и важный,
Хирург, юрист, физиолог,
Идеолог и филолог,
Короче вам – студент присяжный,
С витою трубкою в зубах,
В плаще, с дубиной и в усах
Явился в Риге…

/А. С. Пушкин, «Череп Дельвига».

В незаконченной «Истории Петра» Пушкин тоже выступает как участник всех событий в Риге. Он прекрасно знает топографию балтийских городов, может легко пройти от замка меченосцев в Риге к церкви Петра и Дому Черноголовых. Поэт подробно описывает осаду и взятие Риги, а так же историю будущей императрицы Екатерины 1 – уроженки Прибалтийского края Марты Скавронской. Не раз Пушкин упоминает города: Митава, Мурмуйж, Боуск, Мариенбург. Автор прекрасно знал какие полагаются пайки в то военное время и сколько пива каждому по чину…Рукописи Пушкина так талантливы, что производят впечатление его участия в событиях. Жаль, что писатель Владлен Дозорцев не знает этого и, давая свое интервью газете «Телеграф» высказал просто свое невежество, что Пушкин даже земли эти никогда не смог описать. Перелистайте газеты «Рижский вестник» или латышскую прессу «Baltijas Vēstnesis» и вы найдете высказывания многих выдающихся латышских деятелей о Пушкине. Приведу слова поэта Яниса Плаудиса: « Значение Пушкина в развитии латышской поэзии огромно. Следует сказать, что он стоял у колыбели нашей латышской поэзии». Об этом же еще в 1899 году сказал в своей речи на торжественном собрании императорского Юрьевского университета приват –доцент Янис Лаутенбах «Значение Пушкина в латышской литературе». Более ста латышских поэтов и писателей посвятили свои произведения А.С. Пушкину. «Именно Пушкин-один из крупнейших поэтов, созданный европейской цивилизацией»,- так говорил поэт Эдвард Вирза.

Вся передовая латышская интеллигенция преклонялась перед гением Пушкина, признавая его значение в развитии латышской поэзии. А Янис Райнис, когда отправлялся в Псков в ссылку, попросил завезти его в Михайловское и Святогорский монастырь — есть фото, где он запечатлен на коленях перед могилой великого гения. (И уж коль такой человек преклонял колени перед поэтом, то и нам не грех отдать ему дань памяти и уважения). Увы, это было в прошлом столетии. В нынешнем же страсти вокруг памятника русскому поэту накануне открытия разгорелись не на шутку. Рижская дума во главе с мэром Нилом Ушаковым приняла решение выделить деньги (около 2 тысяч долларов) на устройство памятника и обустройство территории вокруг него, но отказала в дополнительных средствах на содержание другого памятника – латышскому полководцу Оскару Калпаксу. (Кстати он был хорошим офицером именно царской армии). Национально настроенная оппозиция тут же обвинили мэра в цинизме, а уж в местной латышской прессе и в комментариях на интернет-порталах ругань посыпалась не только на мэра, досталось и Александру Сергеевичу, который, как известно, у нас — за все в ответе.

— Обидно было, конечно, — сокрушается сопредседатель Пушкинского общества Латвии. – Но больше всего покоробило другое. На русском портале в комментариях кто-то написал «в Риге открывают памятник какому-то Плюшкину…» Тешим себя надеждой, что это просто опечатка, не верится , что есть такие невежды. но… Вот еще недавний пример, молодой выпускник русской школы, прекрасно владеющий компьютерными технологиями, делал нам пригласительные билеты на вечер поэзии. На оборотной стороне билета было напечатано посвящение Анне Керн -«Я помню чудное мгновение…» Он прочитал четверостишие вслух и говорит: «Какие красивые стихи! Кто это написал?»… Подарили ему томик Пушкина, пусть читает.

— С приходом памятника, есть надежда, что люди осознают: мы – не Иваны, не помнящие родства! — говорит моя собеседница. — У нас мощная корневая система. «Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно; не уважать оной есть постыдное малодушие», и далее в дневниках Пушкина читаем – «…в неизвестности потомство не живет, а пресмыкается.» Нынче Александру Сергеевичу 210 лет! Всякий юбилей- это оценочный взгляд в прошлое, это отражение прошлого в настоящем и нет нужды говорить о том, как часто нетерпимость и предвзятость в оценках прошедших событий становится причиной непонимания и роковых разногласий в восприятии сегодняшнего дня. Потому и хочется воскликнуть:

Юбилеи нужны! Хотя бы для того. Чтобы помнили. Чтобы хранили, чтобы любили.

Но там и я свой след оставил,
Там ветру в дар на темну ель
Повесил звонкую свирель…

С. Видякина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.