Немецкое Пушкинское общество в Риге.

размещено в: Без рубрики, Новости | 0

«А.С. Пушкин – общеевропейское достояние»

В августе гостями Риги были члены немецкого Пушкинского общества.

Пушкинское общество Германии объединяет людей, живо и глубоко интересующихся русской литературой, культурой и укладом жизни русских. Недавно члены общества во главе со своим председателем Дитмаром Штюдеманном, он же Димитрий в православном крещении, и его сопредседателем Евгенией Хартлебен-Куракиной, наследницей русского аристократического рода, побывали в Риге.

В Пушкинском Лицее г. Риги

Ныне, все, кому дорого имя А.С. Пушкина тепло и повсеместно отмечают 220-летие со дня рождения Русского поэта.

Светлана Видякина, сопредседатель Пушкинского общества Латвии 5 августа встречала гостей из Германии и провела им экскурсию по пушкинским местам нашего города. «Наши гости из Берлина побывали на службе в церкви в честь Святого благоверного князя Александра Невского (небесного

покровителя А.С. Пушкина), в Доме-Музее поэта, писателя, переводчика Яниса Райниса, который сделал до сих пор непревзойденный перевод пушкинской трагедии «Борис Годунов». Побывали в первом Рижском Кафедральном соборе в честь св. Петра и Павла (ныне к\зал Аве Cол» — в переводе с латыни — «Да будет солнце»). Сюда приходила молиться женщина, имя которой навсегда связало имя Пушкина с нашим городом — Анна Петровна Керн, прекрасная муза поэта, чей бронзовый бюст к 190-летию был установлен под стенами этого собора (скульптор Лигита Улмане). Именно здесь отпевали великого полководца Генерал-фельдмаршала князя Барклая — де — Толли, воспетого в стихах Пушкина «Полководец» и чей родовой герб до сих пор можно увидеть в Рижском соборе святого Петра. Побывали и в Домском соборе, где венчалась бабушка Натальи Николаевны Пушкиной прекрасная Ульрика.

Немецкое Пушкинское общество существует уже больше 30 лет, -рассказывает Димитрий. Основал его профессор Ганс Рольф Дитер Кайль при содействии генерального консула ФРГ из тогдашнего Ленинграда, г-на Блюменфельда.

Из любопытства Кайль начал заниматься русским языком. Поступил в Берлинский универcитет на кафедру славистики. Защитив диплом, он долгие годы работал учителем русского языка. В 50 лет защитил докторскую диссертацию, став завкафедрой славистики в Берлинском университете. Работал там до пенсии и постоянно переводил произведения русской литературы. Удивительно точно перевел «Евгения Онегина». На немецкий «онегинская строфа» ложится трудно, но он сохранил не только ее, но и музыкальность русской пушкинской речи. Через всемирно известного писателя Генриха Бёлля Кайль познакомился с писателем, критиком, литературоведом и диссидентом, профессором германистики Львом Копелевым, которого я знал еще с моих московских времен. Лев Копелев считает, что лучший перевод «Онегина» на иностранный язык — Кайля. Он сделал переводы и «Повестей Белкина», и «Медного всадника».

А сейчас в Немецком Пушкинском обществе состоят 130-150 человек. Это все немецкоговорящие люди, живущие не только по всей Германии, но и в Швейцарии. Если мы говорим об эпохе Пушкина, то с полным основанием можем назвать ее «временем Просвещения». Это ведь не только французское явление – эпоха Просвещения, но и общеевропейское. И российское тоже.

Председатель Дитмар Штюдеман (Димитрий) рассказывал: «Если говорить о Пушкине, поражает его удивительное знание французской литературы из отцовской библиотеки и то, насколько поэт интересовался во время учебы в лицее всей европейской литературой — немецким и английским романтизмом, французскими писателями, немецкой философией. Он писал своему брату из Михайловского: «Братец, мне нужны Фихте и Гегель, хотя бы на немецком языке». В лицее изучали и немецкий язык. Он все это читал – был удивительно образованным человеком в европейском духе. Пушкин был первым русским поэтом, создавшим новый литературный русский язык.

В его библиотеке в Музее-квартире на Мойке, 12 мы можем увидеть море иностранной литературы — что не было показухой. Открываешь книгу – и видишь пушкинские заметки. Так что Пушкина можно без натяжек называть первым европейским русским поэтом. Пушкин был русский, но исповедовал и проповедовал европейские ценности. Деятельность нашего общества охватывает культурную и научную программу. В нынешнем году осенью в Берлинском университете будет очередная научная конференция. Для нас важно вовлечь в эту работу молодежь. На этот раз тематика — «Классики в XXI веке». Обсудим, какую роль играет творчество Пушкина на театральной сцене — в балете, опере, драме, на ТВ. Вечерами у нас всегда на конференциях большая культурная программа — читаются пушкинские стихи на русском и немецком, что-то из поэм, из прозы, на этот раз «Моцарта и Сальери» почитаем. Русская актриса, живущая в Германии, с учеником-немцем будет читать Пушкина по-русски и по-немецки. Русские музыканты выступят – девушка-скрипачка и парень-арфист.

Желая узнать, что такое русская культура, литература, пушкинская эпоха, кто наследники поэта, мы каждый год организуем поездку, подобную нынешней. Три года назад мы пушествовали из Москвы в Мураново, к Тютчеву, в Мелихово к Чехову, потом — в Ясную Поляну, к Толстому, в Спасское-Лутовиново к Тургеневу, а после к казакам, где жил Шолохов. Наши люди знакомятся с миром, которого они прежде не знали. Днем осматриваем дома-музеи, встречаемся с людьми, а вечером читаем тексты этих писателей по-русски и по-немецки. И постоянно возникает какая-то дискуссия. Когда были в Воронеже, возник вопрос – какая у Осипа Мандельштама связь с Пушкиным? Она есть! Постоянно видим пересечение времен — учителем математики у Чехова в гимназии в Таганроге был Эдмунд Дзержинский, отец Феликса Эдмундовича.

На этот раз мы приехали в Ригу из литовского Маркучая, имения жены младшего сына поэта, Григория, где сегодня действует Литературный музей А. С. Пушкина. В Риге тоже повсюду пушкинские следы — члены семьи, друзья, предки жены. Тут жили его очень близкие друзья – А. Дельвиг, В. Кюхельбеккер, директор Лицея Е. А. Энгельгардт, братья музыканты Вильегорские. У вас в Пушкинском лицее маленький, но очень интересный музей, где нам представили любопытный материал по теме «Пушкин и Прибалтика». Видишь, что для молодежи важно показать Пушкина не только как неординарного поэта, но и в контексте своей эпохи. У вас в Риге мы познакомились с латышским поэтом и писателем Янисом Райнисом и узнали о его литературных связях с Пушкиным. В Доме-музее Я. Райниса нам показали интересный исторический фильм на немецком языке и устроили музыкально-поэтический вечер русского романса с прекрасными исполнителями. Мы были все очень растроганы.

О том, как в его жизнь вошли русская культура и язык, православие Дитмар рассказывает так: Во-первых, у меня есть русские корни, правда, далекие, еще с ХІХ века. К тому же я бывший дипломат, и местом моей службы была

Восточная Европа. В первый раз сюда приехал еще во времена Советского Союза. По образованию я юрист и славист, так что литературой, включая Пушкина, занимался еще в университете. Учился в университетах Майнца, Геттингена, в Париже и Ленинграде, куда попасть в советские времена было трудно, тем более я был из Западной Германии.

В нашей семье есть так называемые русские родственники – что я никогда серьезно не исследовал. В XIX веке в крохотном германском княжестве Бадене моя прапрапрабабушка была фрейлиной у маркграфини, которая приходилась тещей Александру Первому. Я православный, хотел стать музыкантом, но моя семья была против – мол, мужчине нужно серьезное занятие в жизни. Одно время я работал в Париже у французского адвоката, а, вернувшись, узнал, что существовала устная договоренность о научном обмене между Академией наук Советского Союза и соответствующим немецким учреждением. С советской стороны был громадный интерес к нашим естественным наукам — к нам приезжали астрофизики, биохимики. Советский Союз принимал нас неохотно, предпочитая археологов, филологов, философов. Даже для славистов это было достаточно сложно. Я попал в СССР вообще с диссертацией из области гражданского права — по теме «Гражданское право в социалистическом обществе».

В Ленинграде я работал под руководством человека, который написал советский учебник по гражданскому праву — известнейшего профессора юридического факультета ЛГУ Олимпиада Соломоновича Йоффе. Я жил в общежитии на Васильевском Острове, как простой советский гражданин, в комнате еще с тремя советскими гражданами. У меня было достаточно много друзей, несмотря на то, что я, разумеется, находился под соответствующим наблюдением, и моих товарищей предупреждали, чтобы они были «осторожны с этим иностранцем». Хотя, конечно, речь у нас никогда не шла о каких-то политических делах — только театр, концерты, литература. Ходил в театры, а мои друзья были сотрудниками Эрмитажа, солистами балета.

Вернувшись в Германию, сдал экзамены, став в 30 лет юристом, и меня приняли на работу в МИД. И вскоре направили в наше посольство в Москве — в 1977-м я был там атташе по прессе. Дружил со множеством людей из разных слоев общества. В Москве у меня родилась дочь.

Очень свободно общался с Андреем Сахаровым, Львом Копелевым, который был тоже из диссидентов, знал теперь уже покойных писателей – Искандера, Войновича, они тогда уже не были в опале, а стали официальными представителями русской советской литературы. Дружил с Юнной Мориц, Беллой Ахмадулиной. Я жил свободной и открытой жизнью.

До 1981-го служил в МИДе, а потом занимался греческим языком. Поскольку одно время жил на Афоне, то изучал там не только старинные рукописи, но и, конечно, язык. У меня шесть языков. Австрийская часть моей семьи всегда владела разными языками. После Москвы работал в Афинах, а потом вернулся в Германию и в нашем МИДе писал директивы. Потом в Вене служил некоторое время – не как представитель Германии, а в ОБСЕ. Отвечал за «третью корзинку» вопросов, гуманитарную — права человека и т.п. Я все это очень люблю. Тогда советскую делегацию возглавлял Юрий Андропов. Он со мной очень открыто говорил, потому что чувствовал во мне того, кто нормально к нему относится. Он хотел стать писателем, художником, но отец, влиятельный дипломат, был против. Так что в те времена я узнал очень много неординарных личностей, представителей разных стран и слоев. Людей из Ватикана, к примеру. Это было удивительно интересно!

На фоне Пушкина

Музей Югенд стиль. Немецкое пушкинское общество.

Убедился, что более всего мир движется любовью, а не какой-то системой. В большинстве случае это не получается, увы, как и в любви двух людей… Но как идея, как созидательная сила – да! Закончил свою политическую карьеру послом на Украине в 2007 году. А потом долгое время работал там для «Дойче банка». Банку недостаточно только заботиться о прибыли – важно воплощать какие-то социальные проекты и определять, как можно повлиять на ход реформ — это была тогда моя задача.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.